00:40 

будни

Растекаясь по подоконнику
Лучше умереть стоя, чем стоять всю жизнь на коленях
В голове – ни мысли, в пропущенных – ни звонка. В не пропущенных, впрочем, тоже. Не поётся – кажется, Бог устал, то ли судный день наконец настал, то ли просто час получать по роже. И лететь постскриптумом от пинка. Ни зимы, ни осени, ни звонка. Не нуждаясь в ком-то, курить до дрожи. Продаваться чёрту, но подороже.
Напиваться в хлам от своей тоски, приходить под утро, не помня адрес. И гореть, как будто по пьяни в ад влез, и мочить холодной водой виски. И сушить на ржавенькой батарее прелый воздух, волосы и носки, и, возможно, стать на чуть-чуть добрее, и не знать, как спится ему и рад ли, что порвал и выбросил все тиски.
Отделять прочитанные от прочих, кто не очень стар – отправлять на ринг. И смотреть, как сердце твоё горит, залеплять ожоги цветастым скотчем. И не врать, что видеть его не хочешь – просто меньше с кем-нибудь говорить. Выходить на улицу под зонтом. Налетать на мусорки и прохожих. Он тебя не хочет совсем, зато и она его не захочет тоже.

Променять всю сущность на безопасность, и прожить так долго, и жрать попкорн, отдаваться правильно и легко, забирать – величественно и властно. Пеленатый душный людской покой, одеяло, тумбочка, молоко. Кто вчера не падал – сегодня лидер. Так – пока из тебя не выйдет этот клин, зажатый его рукой.
Так – пока не разучишь роли, не разносишь туфли на каблуке. На ладони – список чужих паролей, не умею драться и плавать кролем, но могу прикинуться абы кем. Так – привольно, душно, спокойно, мёртво – крематорий курит кокос в углу. Только я к стеклу головой примёрзла и уже отклеиться не могу.
Только я примёрзла. Как жёлтый листик, как совок оброненный на песке. В чемодане хвост подоблезлый лисий, улетать из дома в леса и выси, только вот пока непонятно, с кем. Выпивать его – безнадёжно, горько, чёрный кофе в чашке оттенка беж. Ты сидишь с тузом, я, конечно, с тройкой, переходим новый речной рубеж.
Научусь писать, просыпаться, штопать, а вообще когда-нибудь стану злой. Я куплю на кухню крючок и штопор и смешную уточку на газон, и объезжу полконтинента стопом.
Я, возможно, даже наверно буду. Не сойду с состава, не выпью яд, назову любое увечье гудом, или как там правильно говорят. Только вы пишите немного чаще, обо мне, о ценниках, обо всём. Вы теперь Тургенев, а я – Басё, я легла у пристани на песок, и меня ветрами куда-то тащит. Разольют по треснувшим чашам эль, я засуну старый билет в «Шинель» и начну огрызком строчить ответы, и писать за точкой немых куплетов «До свиданья. Здравствуйте. Ваша Эль». Дождь на кожу – правильней, чем Шанель, то, что мной не сказано, кем-то спето.
Или спёрто, спрятано в волосах, в голове – простор, на столе – завалы, мне приятно вслушаться в голоса, что меня по имени называют. Мой расклад, вообще-то, не так уж плох – доплести две феньки, решить домашку, уйма лет на вычерпать свой улов. Пять минут на чёртову эту чашку.

URL
Комментарии
2010-08-30 в 03:06 

скажите, вы все ещё здесь?
а если не здесь, то где вас найти, чтобы читать?
потому что читать надо, а, судя по датам, тут вас нет =(

   

moj_mir

главная